Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Выступления и заявления руководства

Алексей Улюкаев: Сейчас состояние российской экономики характеризуется названием "около нуля". (выступление Министра экономического развития РФ на Съезде РСПП)

24.03.16

Доброе утро, уважаемые коллеги!

Мне кажется самое главное в развитии экономики и бизнеса - это доверие, которое может быть капитализировано в инвестпроекты, в снижение издержек, в целом в экономический рост. А доверие, конечно же, опирается на предсказуемость, на степень соответствия наших деклараций и заявлений и нашей практической деятельности. Для того, чтобы повышать эту степень, конечно,  есть стандартные инструменты - стратегии. У нас с конца этого года должен заработать  закон «О стратегическом планировании в РФ», который дает формат стратегирования по отраслевым  и территориальным программам и позволяет соотнести ресурсы, результаты возможные, целеполагание и путь движения к ним с тем, чтобы все эти параметры были абсолютно ясны обществу и деловому сообществу, в частности. И конечно, очень важен прямой диалог государственных органов с бизнесом, который тут всю неделю проходит. На самом деле в рамках Недели российского бизнеса мы всегда открыты для уточнения позиций и для обеспечения прозрачности нашей деятельности.

Что касается прогнозов  и степени их точности. Понятно, что прогнозирование очень сильно зависит от внешней конъюнктуры и мы работаем в ситуации очень жестких глобальных спросовых  ограничений. Я не буду сейчас вдаваться в макроэкономическую глобалистику, но известно, что происходит с глобальными темпами роста, вообще, и с темпами мировой торговли, а следовательно,  и со спросом на основные товары нашего экспорта. Тем не менее, базово мы считаем, что рынки постепенно нащупывают равновесие, не только с точки зрения цен сырьевых товаров, но и с точки зрения движения капиталов, состояния фондовых рынков. И если вернуться к сырьевым товарам, то нам кажется, что в этом году это равновесие будет вокруг точки 40 долларов за баррель, скорее всего, именно эта точка будет взята для прогноза на текущий год при корректировке прогноза в апреле, и соответственно, для корректировки бюджетных показателей. Это на входе. А на выходе, мы полагаем, что это будет означать прекращение спада. Собственно говоря, я неоднократно говорил, и сейчас хочу повторить, хотя может быть я рискую вызвать некоторые дополнительные насмешки моих критиков, уже девятый месяц спад прекратился и состояние российской экономики правильнее всего оценивается названием книги одного известного автора «Около нуля». По отдельным месяцам со сглаженной сезонностью 0,1% плюса, по отдельным - это 0,1% минуса, но если мы сложим эти плюсы и минусы, то получим ноль.

Примерно то же самое в части промышленного производства. Как вы знаете, чуть лучше у нас по сельскому хозяйству. У нас в прошлом году 3% рост сельского хозяйства. Конечно, происходят серьезные структурные сдвиги. Ряд отраслей такие как пищевая промышленность, которая демонстрирует плюс, химия, нефтегазохимия, демонстрируют плюс. Ряд отраслей имеет минус, измеряемый 3-4-5%.

В целом, мы видим, что начало текущего года - первые два месяца, существенное изменение тенденции – начало восстановления экономической активности. У нас год к году за два месяца -2,7%. Если берем помесячную динамику, два месяца имеют маленький плюс по промышленности и такой же примерно по ВВП. Как вы знаете, резко сократился отток капитала из России. Два месяца этого года – в 6 раз меньше, чем было в прошлом году. И я думаю, что тоже будем пересматривать прогноз. На самом деле цифра будет очень небольшой. Я думаю, что порядка 30-35 млрд., вряд ли больше.

Это означает в свою очередь снижение давления на курс валюты. Мы видели, как после самой низкой точки в середине января рубль к доллару был 82, сегодня - 68. Очень серьезное изменение. Я думаю, что до конца года мы так и будем в этой зоне 60 плюс, исходя из прогноза по текущему счету. Видимо, торговое сальдо будет примерно 120 млрд. плюс, текущий счет где-то 50-60 млрд. плюс. Значит, капитальный счет 30-40 млрд. минус. Все это в целом дает картину, которая различает тенденцию, скорее, к некоторому укреплению валюты, чем к ее ослаблению.

Улучшается ситуация инфляционная. Сегодня это 7,8% к соответствующей дате прошлого года. Как вы помните, год мы закончили с цифрой 12,9%. А осенью прошлого года были значения больше 15-16%, т.е. в два раза сократилась фактически инфляционная динамика. И ожидания до конца года примерно такие. Вот Александр Николаевич (Шохин) поставил задачу, чтобы было меньше 10%. Значит, ваши указания будут выполнены, Александр Николаевич. Инфляция будет существенно, я бы сказал, меньше 10%. Я думаю меньше 8% будет.

И с нашей точки зрения, это означает существенные возможности для того, чтобы предпринимать шаги по снижению ключевой ставки и по понижению общего уровня ставок для конечного заемщика. Прежде всего, для корпоративных заемщиков, а затем и для заемщиков домашних хозяйств.

Понятно, что ограниченные ресурсы государства, которые могут быть направлены для поддержания экономического роста, должны быть определенным образом структурированы. И здесь идет речь и о поддержке институтов развития, и о поддержке таких базовых направлений как экспорт, долгосрочная инвестиционная активность, развитие инфраструктуры.

Есть 3 источника экономического роста – это потребительский спрос, инвестиционный и внешний спрос – т.е. экспорт. В условиях чрезвычайно волатильной и низкой динамики цен на сырьевые товары, а это, видимо, долгосрочное наше будущее, упор должен быть на развитие несырьевого экспорта. Мы стараемся реализовывать его через механизм РЭЦа, соединение как предэкспортного, так и экспортного кредитования, работу по субсидированию логистики – т.е. продвижению выхода продукции наших экспортеров на внешние рынки, по обеспечению их патентной защитой, поддержание прав интеллектуальной собственности, по обеспечению сертификации, признанию этих сертификатов соответствия на внешних рынках, и иным способам правовой, технической и информационной поддержки экспортеров.

Здесь мы особенно рассчитываем на работу так называемых потенциальных экспортеров. Это, прежде всего, малый и средний бизнес, который по параметрам своей продукции, по соотношению цены и качества вполне соответствуют тем требованиям, которые предъявляют глобальные рынки. Но в силу отсутствия возможностей для старта они нуждаются в специальной государственной поддержке. И здесь мы видим большую синергию в соединении усилий РЭЦ и Корпорации поддержки малого и среднего бизнеса, которые должны селектировать эти бизнесы и обеспечивать так называемый «инвестиционный лифт». Такой механизм мы сейчас отрабатываем в рамках лимита Российского фонда прямых инвестиций по ряду средних технологичных компаний российского бизнеса, которые получают возможности для того, чтобы представить свою продукцию глобальным рынкам и на них закрепиться. Это чрезвычайно важно.

В целом работа по малому и среднему бизнесу, обеспечение его кредитования, возможности реализации бюджетных гарантий через этот механизм, также будет в центре нашего внимания и не только чисто финансовые механизмы, но и механизмы канализации того спроса, который генерирует федеральный бюджет, бюджеты крупнейших компаний с госучастием, на направление их на обеспечение заказов для малого и среднего бизнеса.

Инвестиционный спрос – принципиально важная вещь. В прошлом году был спад – 8,4%. Это чуть меньше, чем мы ожидали, но это очень много. В этом году мы пока не видим возможностей для выхода из негативного сектора для инвестиционного спроса, ожидаем спад гораздо меньше – порядка 3-3,5%, но он, к сожалению, останется. И понятно, что для частного бизнеса решение о том, инвестировать или нет, во многом зависит от позиции государства. Инвестиционный ресурс существует, в прошлом году российский бизнес заработал на 53% больше прибыли, чем в 2014 году, динамика поддерживается в течение первых двух месяцев этого года,  и, скорее всего, будет сохраняться в течение всего года. Издержки снижаются и по фундаментальным причинам, связанными с динамикой курсовых соотношений, но снижаются и в связи с соответствующей политикой, которую реализуют компании, политикой на сокращение издержек. Сокращение и соответственно повышение эффективности реализуется весьма активно и результативно.

Почему бизнес не принимают решение об инвестициях? Потому что очевидно  таким образом оценивает риски в высокой степени неопределенности  - будет ли спрос? Восстановится ли спрос?  Будут  ли реализованы те наши планы, которые  мы формируем в виде официальных планов  - антикризисных мер,  план поддержки экономического развития и социальной стабильности и ряда наших других механизмов или нет. Если государство не подает пример  инвестирования, по определению, наверное, мы знаем о рисках чуть больше, чем бизнес, хотя бы потому, что мы часто сами эти риски продуцируем. И в этой связи позиции  «Стенд бай» -  бизнес ждет сигнала, что уже можно инвестировать, скорее всего,  ситуация более прозрачная и менее рисковая, чем  это представлялось некоторое время назад.

Здесь я думаю, мы должны планомерно использовать те инструменты, которые анонсировали  и  запустили в этот короткий период, я имею в виду и Фонд развития промышленности, и  механизм поддержки малого и среднего бизнеса через корпорацию, механизм проектного финансирования, который мы в течение года настраивали, который позволил нам запустить в прошлом году 41 проект. В разных отраслях, это и импортозамещающие проекты,  проекты в  области сельского хозяйства, промышленности, высоких технологий,  телекоммуникации, транспорта, сетевой инфраструктуры. Это серьезный объем кредитов порядка 240 миллиардов кредитной поддержки, больше 300 миллиардов  в целом инвестиций в эти проекты.

К сожалению, мы сейчас находимся в ситуации, когда нам возможно придется прекращать этот бизнес, потому что мы никак не можем договориться об увеличении лимита рефинансирования по этому проекту. Что конечно, было бы чрезвычайно недопустимо, мы на марше не можем разворачивать те проекты, инициаторы которого поверили предложению государства, получили эту оферту, на нее откликнулись, и эта оферта должна быть безусловно реализована. Это касается ряда наших других проектов в области поддержки инфраструктурного развития.

Хочу сказать буквально два слова по двум позициям, которые были подняты в докладе вашего президента РСПП. Это прежде всего, мы полностью согласны с тем, что должны работать не по налоговой, а в целом по фискальной нагрузке.  Такого рода предложения и законопроект готовится и это чрезвычайно важно - обеспечивать параметры совокупной нагрузки на бизнес - фискальной и административной - их не повышение, а при возможности уменьшение.

И второе - в части участия государства в экономике и реализации приватизационных проектов. Я здесь также полностью разделяю это видение, что, скорее всего, мы приватизируем на довольно низкой точке цены наших активов, и вероятность апсайда очень высока. И в этой связи было бы правильно, чтобы бенефициарами этого апсайда были, в основном, менее защищенные слои населения. Я имею в виду пенсионеров. В связи с этим мы подготовили дополнительные предложения по расширению участия негосударственных пенсионных фондов, равно как и государственных управляющих компаний по приватизации уже этого года. И эти предложения были доложены и рассмотрены на совещании Президента РФ, и, как я понимаю, по деталям этого механизма, нужно уточнять инвестиционную декларацию НПФ, механизм контроля их деятельности. Но в целом, фундаментально, с точки зрения и экономической, и социальной - это было бы правильно.

То, что говорилось здесь по Плану действия Правительства. Действительно, в этом году мы постарались совместить механизм оперативного реагирования на изменение макроэкономики, которое произошло в конце прошлого года. Хотя должен заметить, простой анализ показывает, что реакция экономики на вторую волну макроэкономического негатива была гораздо лучше, чем на первую волну. На первую волну экономика отозвалась экстремально высоким ростом инфляции, экстремально высоким снижением курса валюты и серьезным падением производства в реальном секторе. Вторая волна показала, что не только не произошел рост инфляции, но и снизился. В ноябре был очень маленький спад 0,2% , больше не было никакого реагирования реального сектора экономики на эту волну с точки зрения снижения параметров развития. Эта большая адаптивность экономики очень важна, и, конечно, текущие меры по поддержке ряда перспективных отраслей, причем не только тех, которые испытывают серьезный негатив, но и тех, которые готовы к рывку (прежде всего экспортно-ориентированные отрасли) будут крайне важны.

И второй большой раздел Плана, который посвящен именно структурным мерам, направленным, прежде всего, на поддержание механизма снижения издержек. Потому что тот гандикап, который мы получили за счет курсовой динамики, конечен. У выигрышной конкурентоспособности параметры временные - 2-3-4 года, не больше. За это время мы должны поддержать динамику снижения издержек и через механизм «инфляция минус» по тарифам инфраструктурных компаний через другие механизмы снижения издержек. Конечно, этот раздел предполагает серьезные меры по снижению административной нагрузки, прежде всего, в части контрольно-проверочного механизма, перехода его на риск-ориентированные стандарты и параметры контроля,  предполагающие сейчас серьезные интеграционные усилия в рамках не только ЕврАзЭС, но и ШОС по обеспечению доступа и более комфортной работы нашего бизнеса на широком рынке товаров и услуг.  Это и серьезные меры по повышению комфортности бюрократической и административной среды для бизнеса. Мы рассчитываем, что уже в эту сессию Государственная Дума сможет принять и дать силу законам по многим этим предложениям, потому что большинство параметров в Плане - не финансовые, не выделение денег, а принятие тех нормативно-правовых актов, которые улучшают предпринимательский климат и дают лучшие шансы для работы бизнеса.

Позвольте пожелать вам максимально возможных в это непростое время успехов. Спасибо!

Документы